Nedcentr.ru

НЕД Центр
33 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что можно предпринять, если суррогатная мать отказывается отдавать ребенка?

Может ли суррогатная мать отказаться отдавать ребенка?

Пары, которые могут стать родителями только с помощью суррогатного материнства, обычно тщательно изучают информацию, прежде чем решиться на программу. И когда узнают, что смогут забрать новорожденного малыша домой только с письменного согласия сурмамы, часто пугаются: “Что если она откажется отдавать ребенка?”. На самом деле случаев, когда замещающая мать выражала желание оставить малыша себе, исчезающе мало. А с 2017 года у гипотетической сурмамы, решившей не отдавать младенца его родителям, практически нулевые шансы на успех.

Суррогатное материнство — травмирующая практика или нормальная работа? Рассуждают суррогатные матери, психолог и репродуктолог

Подписаться:

Поделиться:

Во многих европейских странах, а также в некоторых штатах США коммерческое суррогатное материнство запрещено законом. В нашей стране его положение неоднозначно: с одной стороны, Россия является мировым лидером по количеству рожденных таким образом детей, с другой — не первый год обсуждается его ограничение. Недавно группа депутатов Госдумы разработала законопроект, лишающий иностранцев и одиноких людей возможности пользоваться услугами суррогатных матерей.

«Собака.ru» поговорила с суррогатными матерями о личном опыте участия в программе и узнала у психолога «Кризисного центра для женщин» и президента Российской ассоциации репродукции человека, с какими проблемами связан этот метод.

Ирина, 29 лет (прим. ред. – имя изменено)

Что подтолкнуло стать суррогатной матерью

Я училась в экономическом колледже на менеджера по туризму, затем окончила университет по специальности «Менеджмент». Пять лет назад я и не думала о том, что однажды стану суррогатной матерью, но так сложились обстоятельства. У нас было все: квартира, машина, собственный маленький бизнес. Мы владели магазином детских товаров, который открывали и развивали на кредитные средства. Продавец воровал. Когда мы это выяснили, обнаружилась большая недостача. После случившегося мы переехали и открыли магазин в другом месте, но его пришлось продать, потому что я начала заниматься развитием небольшой пивной сети и времени на все не хватало. К тому же, накопились долги, которые необходимо было срочно закрыть.

Однажды в гостях кто-то затронул тему суррогатного материнства. И я подумала, что это не самый плохой вид заработка, который мог бы принести нужную сумму. Есть люди, которые хотят детей, но не могут их иметь. Если я могу помочь, почему бы и нет?

Реакция близких

Муж сначала был против. Потом мы поговорили и решили сделать доброе дело. Другие члены семьи не были в курсе. Понимаете, каждый родитель хочет, чтобы его ребенок был успешен. Рассказывать, что мы собираемся решить финансовые проблемы таким путем, не хотелось. У меня пятилетний сын. Ребенок хоть и не маленький, но вопросов не задавал. Я старалась надевать свободную одежду, чтобы живот не было видно. Подумала, что если спросит, скажу, что там мальчик для другой тети.

Друзья об этом знали и относились хорошо. Подруга считала, что надо с транспарантом ходить по улице, бить себя в грудь и кричать, что я суррогатная мама, но я этого стеснялась, потому что реакция на девушек, которые участвуют в программе, неоднозначная.

Одним из наших кредиторов была семейная пара, которой я решила честно рассказать, что вошла в программу суррогатного материнства и благодаря гонорару смогу отдать долг. Думала, что женщина, имеющая детей, поймет меня. В ответ мне сказали, что я занимаюсь продажей собственного тела, и что есть куча других вариантов заработать нужную сумму, например, продать печень или почку, сдать сперму или кровь. После этого инцидента не стала никому больше рассказывать.

Сотрудничество с агентством и первое знакомство с биологической матерью

В феврале прошлого года решилась стать суррогатной матерью. В агентстве мне предложили гонорар 800 тысяч рублей, если кесарево сечение – доплата 100 тысяч рублей, если двойня – 200 тысяч рублей. Эта организация должна была заключить договор с биологическими родителями и только потом давать мои контакты, но биологическая мать Алина (прим. ред. – имя изменено) очень хотела связаться со мной до этого момента. Куратор дала ей номер телефона. Алина мне позвонила, задала обычные вопросы об абортах, выкидышах, вредных привычках и предложила увидеться.

На встрече женщина рассказала, что у нее есть дочь: во время родов ей сделали экстренное кесарево сечение и повредили эндометрий. После этого у нее случались выкидыши. Алина проходила лечение бесплодия, но безуспешно, надежда осталась только на суррогатную мать. Она принесла с собой шаблонный договор, где подчеркнула карандашом несколько пунктов, которые хотела бы убрать: перечисление гонорара семье, если со мной что-то случится, выплаты за выкидыш до и после 12 недель. Аргументировала она это тем, что несправедливо платить, если они останутся без ребенка.

Она сидела и плакала передо мной, я растерялась и пообещала подумать. Позвонила в агентство и спросила по поводу пунктов. Куратор пришла в ужас и сказала: «Если с тобой что-то случится, они новую подсадку сделают, а тебя семья потеряет. Если на первых неделях будет выкидыш, ты вылетишь на 6 месяцев из программы, а если после 12 недель – могут быть негативные последствия для здоровья, тебе нужно будет время восстановиться. Нельзя убирать эти пункты». Услышав это, я извинилась перед биологическими родителями и сказала, что не могу пойти на их условия. Они все равно согласились.

Процедура

После того, как я сдала все анализы и прошла гормональную терапию, была назначена дата подсадки. В день Х приехала в клинику, меня переодели в ночнушку и положили на каталку — было очень страшно. Села в гинекологическое кресло, врач взял специальный шприц и ввел эмбрион в матку. После этого я час пролежала в клинике. А домой поехала с подушкой, подложенной под спину, как посоветовала Алина. Ей так было спокойно, а мне не жалко.

На пятый день возникло ощущение, что я беременна. Биородители попросили раньше срока, на 10-й день сдать ХГЧ (обычно рекомендуют сдавать на 14-й день). Анализ показал, что гормон повышенный. Все подтвердилось.

Беременность

Началась пандемия. Биородители сказали вставать на учет в обычную женскую консультацию. Это что-то из серии «купить дорогой трюфель и посадить его в пустыне». Они так долго ждали ребенка, но отправили меня в медицинское учреждение, где даже не было аппарата УЗИ. И мне приходилось во время пандемии ходить в администрацию, выбивать красный пропуск, чтобы поехать в другую поликлинику. Алина считала километраж от клиники до моего дома и присылала ровно 600 рублей на газ (у нас машина на газу), не учитывая, что мужу необходимо было взять отгул, чтобы меня отвезти, и нам нужно было где-то поесть. Этот день поездки нас постоянно выбивал из колеи. Мы понимали, что необходимо иметь пару тысяч в запасе для расходов.

Экономия была во всем. Беременность проходила легко, мне не нужно было пить серьезных лекарств, врач прописывал обычные витамины. Алина выдала мне скидочную карту в определенную сеть аптек и присылала сумму только после того, как я предоставляла чек. Объясняла она это тем, что заранее не может высчитать скидку. Она боялась переплатить лишние 20-30 рублей, а мне нужно было иметь постоянно свободные средства в запасе. Этот момент напрягал.

Излишний контроль

Неприязнь к Алине началась на 36-й неделе. Она позвонила мне и сказала: «Муж уезжает в командировку в начале ноября. Мне бы хотелось, чтобы он успел из роддома забрать ребенка, поэтому мы решили, что тебе нужно сделать кесарево». Медицинских показаний к этой хирургической манипуляции не было. Стало страшно от одной мысли, что меня могут просто так взять и разрезать. Я же живой человек! В договоре прописано, что кесарево можно делать только по назначению врача, но его выбирают биородители. Алина сходила к акушеру-гинекологу, который принимал роды у нее. К счастью, врач оказалась достаточно разумной, и сказала рожать естественным образом.

За полтора месяца до родов Алина перестала перечислять ежемесячную сумму – 20 тысяч рублей. Она выдавала 600 рублей в день. Что можно купить на эти деньги? Нам приходилось планировать бюджет. Муж не работал, потому что вынужден был сидеть со мной и ребенком. Мы на эти средства рассчитывали, одна часть уходила на оплату кредита за автомобиль, а другая – на еду.

Читать еще:  Благодарственное письмо после собеседования как его написать и зачем

Биородители постоянно переживали, чем я питаюсь. Как-то раз мне захотелось съесть «Доширак» (обычно я не любитель всякой гадости), в разговоре рассказала об этом Алине. Сколько я потом выслушала о том, что травлю ребенка…

Плохой опыт — тоже опыт. Биородителей можно понять, но у всех отношение разное: кто-то бережно относится, а некоторые считают, что кто платит, тот и музыку заказывает. Люди должны понимать, что они меня не купили и не могут контролировать всю мою жизнь.

Роды и подписание отказа от ребенка

Алина не присутствовала на родах. Нужно было принести свежий анализ на коронавирус, а она, видимо, не хотела тратиться. Родила я быстро, на ребенка смотреть отказалась, подумала, что если увижу, буду переживать.

Меня отправили в общую палату. И здесь стало не по себе, потому что девушкам принесли детей. И меня начали все спрашивать, где мой ребенок. Говорить, что он недоношенный? Такими вещами не шутят. Не знала, что ответить, поэтому делала вид, что сплю. Утром я нашла врача, подписала отказ и уехала домой. Ребенок остался в роддоме.

Неделю длилась волокита с деньгами и документами — я переживала, что все это время ребенок находился в роддоме один, его не торопились забирать. Деньги Алина отдала мне в машине и подарила букет из трех роз.

Спустя пару недель возникло ощущение, что это был сон. Общаться с биородителями после родов я бы не хотела, максимум – открытку отправить на день рождения. Хотя пару раз всплывала мысль, что мне интересно, справляются ли они с ребенком. Мне кажется, это доставило бы им дискомфорт, поскольку наше общение напомнило бы биологической матери, что она не смогла родить сама. Может, со вторыми биологическими родителями захочется общаться, не знаю, но с первыми поддерживать контакт я бы не хотела.

Второй опыт суррогатного материнства

Я хочу пойти в программу во второй раз, чтобы обрести финансовую подушку и заняться любимым делом. Мы осели в частном доме, я развожу перепелов, у нас даже есть птицы, которые несут бирюзовые яйца! Мы занимаемся продажей яиц, мяса и экспериментируем с домашним майонезом. Не думала, что когда-то буду этим заниматься, но мне очень нравится!

Сейчас я общаюсь с тремя биородителями: одни – из Татарстана, две пары – из Краснодарского края. Сотрудничать с агентствами больше не буду, потому что им люди отдают 150-200 тысяч просто за сводничество. Мне кажется, лучше пусть родители 100 тысяч сэкономят, и я получу больше. На маленький гонорар больше не соглашусь, потому что не знаю, как будет протекать беременность. А в будущем планирую родить еще одного своего ребенка.

«В этих детях нет ничего моего»

Фото: предоставлено героиней материала

27-летняя Ева из Башкирии по роду своей деятельности все время общалась с родителями, которые пользовались услугами суррогатных матерей. «Я писала биологическим мамочкам с предложением об индуцированной лактации, то есть организации грудного вскармливания для женщин, которые сами не рожали», – пояснила девушка. Так она и встретила свою будущую биомамочку.

Биородителей выбирала сама

«Я не планировала идти в программу. Предложения начали поступать во время общения с биологическими мамочками. С несколькими мы сдружились, и они готовы были подписать со мной контракт», – вспоминает Ева.

Правда, у девушки был минус. На тот момент Ева была уже дважды мама. И младший из ее детей все еще находился на грудном вскармливании. «Я говорила, что в программу пойду с удовольствием. Но пока сына от груди отлучать не буду. Тут был и еще один момент: вторая беременность у меня случилась также на фоне кормления грудью. И для мамочек это стало решающим аргументом», – отметила героиня.

Так как предложений поступало несколько, Ева выбрала ту девушку, историей которой она очень прониклась.

Долго Ева не думала: еще в детстве, когда девушка узнала о сурматеринстве, она решила сделать что-то подобное. «Если у меня уже будут свои дети, будет здоровье и возможность, я помогу родить ребенка тем, у кого не получается. Так я думала», – рассказала девушка. Тем более что муж ее поддержал. Да и родители против не были.

Получилось у девушки уже со второго раза. «Первая беременность была пустая: то есть плодное яйцо росло, но эмбриончика в нем не было. Я сильно переживала, чувствовала свою вину. Но мне объяснили, что это просто дефект ДНК, я ни при чем», – вспоминает Ева.

Зато со второй попытки первая неудача окупилась вдвойне. «Биомама уговорила подсадить мне два эмбриончика. И я согласилась. Мне самой в работе был бы полезен опыт вынашивания двойни», – отметила героиня.

Вынашивание двойни

Беременность протекала для Евы непросто. Двойня дает двойную нагрузку на организм. Но Ева воспринимала все испытания с оптимизмом, а также успевала заряжать позитивом биологических родителей.

«Первый анализ ХГЧ у меня был высокий, и я сразу поняла, что все непросто получилось, но сложилось наилучшим образом», – отметила Ева. После первой неудачи репродуктологи предложили девушке постоянный мониторинг состояния плода. Но, посоветовавшись с биомамой, она отказалась. Решили ждать положенного для первого УЗИ срока.

Все важные события беременности женщины переживали вместе: Ева пыталась помочь родной маме малышей прочувствовать этот процесс самостоятельно, чтобы быть ближе к детям. «Она даже носила силиконовый живот, чтобы свыкнуться с мыслью о материнстве», – рассказала Ева.

Суррогатная мама каждый день сообщала биологической маме новости о малышах, рассказывала об изменении своего самочувствия. «Она старалась психологически по моим аудиосообщениям представлять, что это все происходит именно с ней», – отметила Ева.

Таким образом, к моменту родов Ева и ее биологическая мама стали настоящими подругами.

Нянечка на время

День X прошел хорошо. Малыши хоть и появились на свет всего на 36-й неделе, но родились достаточно крепкими. «Мы сразу начали прикладывать их к груди биомамы, и это их сблизило еще больше. Потом она мне писала, что по-настоящему чувствует, что это ее дети: они успокаиваются от ее голоса, они пьют ее молоко», – рассказала Ева.

В Госдуме раскритиковали ограничение суррогатного материнства в РФ

«Инкубатор для иностранных геев»

Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая предложила запретить оказывать иностранцам услуги суррогатного материнства. По ее мнению, эту услугу должны получать исключительно граждане РФ, которым она необходима по состоянию здоровья.

«Россия не может и не должна быть страной с инкубаторами суррогатного материнства для иностранных граждан. Поэтому, конечно, в законе должна быть четко отфиксирована позиция, что суррогатное материнство допускается только по жизненным показаниям, по состоянию здоровья и только гражданам РФ», — отметила Яровая в ходе онлайн-конференции в Госдуме.

Тем не менее коллеги оказались с ней не согласны: такая инициатива является прямой дискриминацией, уверена зампред комитета по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы РФ Оксана Пушкина.

«Призывы законодательно ограничить суррогатное материнство звучат у нас не впервые, и мне очень жаль, что сейчас противники этой репродуктивной технологии в буквальном смысле используют запутанную ситуацию, боль родителей и интересы детей для того, чтобы манипулировать общественным мнением.

Я не поддерживаю предложение коллеги Ирины Яровой по запрету суррогатного материнства для иностранцев, и меня удивляет сама постановка вопроса», — заявила Пушкина в разговоре с «Газетой.Ru».

По мнению депутата, многочисленные международные обязательства по вопросам медицины, правительственные постановления и приказы Минздрава закрепляют право иностранных граждан на получение медпомощи. Подобного рода запреты неминуемо будут вести к тому, что репродуктивная медицина как таковая будет уничтожена, уверена Пушкина.

«Чьи интересы мы защищаем? Почему мы в очередной раз слышим аргументы про «инкубатор для иностранных геев», а не реальные мнения профессионального сообщества и самих суррогатных мам? Мы уже проходили это, когда обсуждали запрет абортов — там тоже поборники нравственности постоянно пытаются лишить женщин права распоряжаться своим телом», — подчеркнула собеседница издания.

Пушкина также призвала учитывать тот факт, что десятки тысяч россиян стали родителями благодаря современным достижениям репродуктивной медицины. И называть их аморальными и безнравственными — значит не уважать их право на семью и счастье.

Читать еще:  Возврат неисправного сотового телефона в течении 14 дней закон

«Вопрос суррогатного материнства нуждается в урегулировании, в защите прав и закреплении обязанностей сторон. Для этого нам необходимо вдумчивое обсуждение соответствующего законопроекта с профильными экспертами, а не популистские запреты, подкрепленные очередным шатким «делом врачей», — заключила депутат.

Как регулируется суррогатное материнство в России

Как объяснила «Газете.Ru» гендиректор агентства суррогатного материнства New Life Екатерина Думич, иностранные граждане действительно часто обращаются в российские клиники суррогатного материнства. Россия неофициально считается мировым лидером в этой области. Тем не менее назвать поток бесплодных иностранцев в РФ чрезмерным нельзя.

«Я не сторонница того, чтобы закрывать Россию для иностранных пар, которые не могут иметь детей. Опять же, в силу того, что у нас прекрасные клиники по ЭКО. Почему бы тогда не сделать это здесь? — подчеркнула Думич в разговоре с «Газетой.Ru». — Мы сталкиваемся с заявками от иностранных граждан, однако я бы не сказала, что их слишком много и нужно этот поток ограничивать. Некоторые наши коллеги озвучивают какие-то совершенно астрономические цифры, но наше агентство с таким положением дел не сталкивалось».

Свою инициативу Ирина Яровая также объяснила событиями последних месяцев — в середине июля в Москве была задержана группа акушеров-гинекологов, продававших за границу младенцев, рожденных суррогатными матерями. Всем задержанным были предъявлены обвинения в торговле людьми.

«Это свидетельство того, что, наверное, в законодательстве все-таки недостаточно инструментария, который бы позволил не переходить эту грань и не превращать решение для некоторых семей жизненно важного вопроса в плоскость криминала и абсолютно противоправного, циничного и бесчеловечного действия», — уверена Яровая.

Сейчас в РФ нет специального закона, который бы регулировал суррогатное материнство. Отдельные положения о нем закреплены сразу в некоторых документах — основные положения значатся в ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в ст. 55 «Применение вспомогательных репродуктивных технологий».

Медицинские показания, которые нужны для процедуры, перечислены в приказе Минздрава «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению».

Суррогатными матерями по закону могут быть женщины от 20 до 35 лет, уже имеющие минимум одного здорового собственного ребенка, рожденного естественным путем. При этом если женщина состоит в официальном браке, ей нужно получить письменное согласие супруга.

Положения об этой репродуктивной технологии также есть в Семейном кодексе (п. 4 ст. 51). В нем, в частности, говорится, что суррогатная мать может оставить ребенка себе: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». В том случае, если суррогатная мать отказывается отдавать ребенка уже после заключения договора, она обязана выплатить штраф — в России он составляет около 3 млн рублей.

Сколько стоят российские дети

Сумма, которую суррогатные матери обычно просят за свои услуги, в России варьируется от 600 тыс. до 1,5 млн рублей. Этот диапазон обычно устанавливают агентства, после чего каждая мама вправе самостоятельно выбрать подходящую ей цену. По словам гендиректора New Life Думич, повышенный спрос на российских суррогатных матерей, о котором заявляют некоторые агентства, отчасти может быть связан с тем, что цены в нашей стране ниже, чем, например, в США.

«Понятно, что выплаты российским сурмамам не сравнятся с теми деньгами, которые получают суррогатные мамы в Америке. Это может быть связано частично с популярностью наших мам. Однако не стоит забывать, что есть и более дешевые варианты в других странах – в Белоруссии и Украине, например, сурмамы дешевле», — рассказала она.

Как рассказывал «Газете.Ru» директор Европейского центра суррогатного материнства Владислав Мельников, суррогатным мамам, участвующим в программе, также положены ежемесячные выплаты на питание и улучшение жилищных условий, на которые уходит еще 20 тыс. в месяц. Отдельная сумма также требуется на заключение договора с сурмамой, которое обходится примерно в 150 тыс. рублей.

«В итоге суммарные затраты составляют примерно 2-2,2 млн рублей. Но сумма может выйти еще больше, если девушку для оказания услуги искало специализированное агентство или возникли трудности уже после рождения ребенка», — отмечал собеседник «Газеты.Ru».

Часто от суррогатной матери также требуется переезд на все время беременности в город, где будет проходить ЭКО и роды. Расходы на дорогу и жилье оплачивают родители.

«Я инкубатор и рублю бабло»

Для самих суррогатных мам возможность поучаствовать в программах зачастую становится спасательным кругом. Так, по словам 30-летней Натальи Косаровой, публично рассказывающей о своем опыте суррогатного материнства в Instagram, решение выносить ребенка для посторонних людей сначала принималось исключительно из-за материального вознаграждения.

«На первом месте всегда идет материальная сторона. Я тогда была в декрете, двое детей, муж не особо справлялся. Это все копилось и тут я подумала – почему нет? Мне захотелось помочь тем, кто нуждается в ребенке. Решила заполнить анкету через агентство и все. Через пару дней мне позвонили», — рассказывала Косарова в интервью для YouTube-шоу «Не принято обсуждать».

Как отмечает девушка, сурматеринство в обществе воспринимается противоречиво. «Осуждать в любом случае будут. Только вот недавно в мой блог зашла женщина, которая стала писать под каждым постом о том, что я инкубатор и «рублю бабло», — поделилась Наталья.

После родов она сохранила прекрасные отношения с биологическими родителями ребенка. По словам девушки, это большая редкость, так как большинство предпочитают полностью разорвать контакт сразу же после рождения младенца. Многие при этом также изводят девушек и в течение беременности, подогревая и у них желание расстаться как можно скорее.

«Некоторым сурмамам не везет с родителями. Контроль бывает тотальный – вплоть до нижнего белья проверяют и рациона питания. Некоторые после рождения ребенка полностью обрывают контакты с сурмамами: например, блокируют номера, даже меняют место жительства», — заявила Косарова.

Отдельные сурмамы не стремятся к контакту с биологическими родителями детей изначально. Так, по словам 25-летней Ольги Медведевой, пережившей опыт суррогатного материнства совсем недавно, она даже не видела тех, для кого рожала ребенка. Самого малыша у нее забрали сразу после родов и увезли в другую палату.

«Мои роды пришлись на начало пандемии коронавируса и я очень переживала о том, как родители приедут забрать своего ребеночка долгожданного, так как границы закрывались. Родила 28 января 2020 года здорового малыша. Ни ребенка, ни биородителей я не видела. Я не знаю какими путями, каким образом родители ехали в Россию, а потом обратно, потому что уже все было закрыто», — поделилась девушка своим опытом в Instagram.

Тем не менее долго переживать Ольге не пришлось: пока она лежала в роддоме, все бумаги были оформлены, после чего она получила вознаграждение и поскорее отправилась домой к дочкам, оставив мысли о чужом ребенке. Кроме того, в скором времени она планирует повторить свой опыт.

«Меня выписали из роддома, купили мне билет на самолет домой, и на этом моя работа закончилась. Я безумно рада, что решилась на такой шаг. Я сделала счастливыми других людей, улучшила свое материальное состояние, стала совсем по-другому любить своих детей и нашла подруг. С момента родов прошло уже шесть месяцев и сейчас я готовлюсь к следующей программе», — заключила она.

Суррогатному материнству в России готовят новые правила и ограничения

Тему суррогатного материнства оставлять «вне правового внимания уже невозможно», заявил в середине мая премьер-министр Дмитрий Медведев на Петербургском международном юридическом форуме. Законодатели уже откликнулись и обещают разобраться с государственной регистрацией детей от суррогатных матерей, чтобы они не оставались без должной защиты и медицинского обслуживания. Не исключено, что суррогатные матери лишатся возможности не отдавать ребенка родителям. Но правовых и этических вопросов до сих пор остается больше, чем ответов, признают эксперты.

Внутренние противоречия

В мире нет однозначного отношения к суррогатному материнству – вспомогательной репродуктивной технологии, при которой женщина вынашивает генетически чужого ей ребенка для его родителей. Полностью оно запрещено в Германии, Австрии, Франции, Италии, Швеции, Норвегии, частично – в Великобритании, Канаде, Индии, где не допускается использование этой технологии в коммерческих целях. В Великобритании, например, женщина может выносить ребенка для своей родственницы. Россия – одна из немногих европейских стран, где оно не запрещено, в том числе и в коммерческих целях. Но есть одно ограничение – суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки.

Читать еще:  Регистрация граждан Армении в России в 2021 году

Российское законодательство в этой сфере оказалось самым демократичным, но внутренне противоречивым и практически не отвечающим на множество сложных не только этических, но и юридических вопросов. Причем практика уже давно отличается от того, что написано в законах. По Семейному кодексу РФ родителями могут быть зарегистрированы исключительно состоящие в браке супруги и лишь по согласию суррогатной матери. Но закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» дает такое право на вспомогательные технологии одиноким женщинам и парам вне брака. А на практике через суд регистрации ребенка добивались и одинокие матери, и отцы.

Ребенок как услуга

«Мы работаем в правовом вакууме. Впервые понятие «суррогатное материнство» на законодательном уровне возникло в 1995 году при принятии Семейного кодекса РФ», – подтверждает наличие проблемы председатель судебного состава по семейным делам и делам о защите прав детей Верховного суда Александр Кликушин. По его словам, за последние три года только в Санкт-Петербурге на свое имя через суд детей оформили 14 одиноких отцов, обратившихся к суррогатным матерям.

«Здесь обязательно надо навести порядок. Действительно, обращаются эти граждане в суд. Суды устанавливают, что он отец этого ребенка. А в графе «мать» что стоит? Прочерк? Получаются люди с неопределенным правовым статусом. Он родился, а у него матери нет. Как такое может быть? Это нонсенс», – говорил на форуме Александр Кликушин. По его словам, теперь суды сталкиваются со спорами об отказе одиноким мужчинам в услуге суррогатного материнства.

Суррогатное материнство законодательством разрешено лишь при использовании своих половых клеток, но люди покупают донорские эмбрионы для этой цели. То есть сначала покупают «товар», потом «услугу». «Если дальше так пойдет, то и Закон о защите прав потребителей придется распространять на рождение детей. Некачественного ребенка родил – взыщем штраф, моральный вред», – негодовал и иронизировал Александр Кликушин.

Такие ситуации скандальны и неоднозначны, но все же встречаются на практике не столь часто, свидетельствует врачебная статистика. По данным президента Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ) Владислава Корсака, на долю суррогатного материнства приходится всего от 1% до 1,7% из всех вспомогательных репродуктивных технологий. По данным ежегодных отчетов российских репродуктивных клиник, с 1995 года в России проведено более 768 тысяч циклов вспомогательных репродуктивных технологий, причем более 120 тысяч – за последний год.

Тем не менее отсутствие четкого регулирования привело к широкому применению вспомогательных технологий в России, признает и. о. председателя совета Исследовательского центра частного права Лидия Михеева. Возник даже репродуктивный туризм – за этим в Россию едут из-за рубежа, в частности, из Китая.

Право быть родителями

Наведение порядка в этой сфере законодатели решили начать с вопроса о регистрации детей, рожденных в результате суррогатного материнства. Группа сенаторов уже внесла в Госдуму проект, разрешающий ее парам, не состоящим в браке, и одиноким женщинам. Сейчас для этого им приходится обращаться в суд, что отнимает продолжительное время и силы, но успех там им гарантирован практически всегда. По словам одного из авторов проекта, главы комитета Совета Федерации по социальной политик Валерия Рязанского, документ предварительно поддержали Минюст и Минздрав.

Судебный путь не панацея, так как на время тяжбы ребенок оказывается без прав, в частности, на бесплатную медицинскую помощь, лечебное питание и какую-либо государственную поддержку, объясняет Валерий Рязанский. «Ребенок есть, а на самом деле его нет», – описывает он такие ситуации.

Рожденный в рамках договора

Сенаторы также намерены упорядочить и заключение договоров между клиникой, генетическими родителями и суррогатной матерью. По их мнению, такой документ обязательно должен удостоверяться нотариусом. Сейчас этого не требуется, да и особо строгих требований к нему тоже нет.

«Это договор не о купле-продаже, это договор о рождении человека, а у него даже нет обязательной нотариальной формы. Это удивительно просто. Договор защищает интересы не только суррогатной матери и генетических родителей, но и будущего человека», – соглашается с идеей сенаторов РФ Александр Кликушин.

Отсутствие правил ведет к попыткам злоупотреблений сторон. Суррогатные матери отказываются передавать детей генетическим родителям по разным причинам, а последние, наоборот, иногда отказываются их забирать. По словам Александра Кликушина, встречались ситуации, когда пара обращалась к нескольким суррогатным матерям и потом забирала себе наиболее понравившегося ребенка.

«Самая большая проблема суррогатного материнства – возможный отказ такой матери отдавать ребенка генетическим родителям», – говорит управляющий партнер коллегии адвокатов «Ивановы и партнеры» Ксения Иванова. Ей впервые в стране удалось отсудить у суррогатной матери детей в пользу их генетических родителей.

До этого суды буквально читали Семейный кодекс и оставляли детей суррогатным матерям, если они на том настаивали. Но в 2017 году Верховный суд РФ сделал послабление, допустив, что и в случае спора дети могут передаваться генетическим родителям. Для этого он поручил судам подходить к таким спорам индивидуально, выяснять все обстоятельства конфликта, и исходя из этого определять, с кем останутся дети. Такой подход был закреплен в постановлении его пленума.

По словам Ксении Ивановой, если суррогатное материнство считается законным, значит, у таких матерей должно по общему правилу отсутствовать право на отказ от передачи детей, приоритет должен быть у генетических родителей. Иначе это дискредитация самого института, считает она, но оговаривается, что в исключительных случаях суды должны иметь возможность оставить ребенка и суррогатной матери.

Президент РАРЧ Владислав Корсак рассказал, что законодатели тоже заинтересовались этим вопросом и разрабатывают законопроект, лишающий суррогатных матерей права отказываться передавать рожденного ребенка его родителям. Это позволит избежать случаев шантажа, когда суррогатная мать требует доплатить ей за «услугу», решив, что оплата по договору слишком мала.

Законсервированный наследник

Но эти проблемы лишь верхушка айсберга, признают эксперты. «До конца мы не отдаем отчет, какие проблемы будут возникать», – говорит судья Александр Кликушин. Одна из них – определение даты рождения детей, например, от разных суррогатных матерей, к которым пара обратилась одновременно. Тут стоит учитывать, что если в свидетельстве о рождении детей указывать реальную дату появления на свет, то по документам может получиться, что у матери они появились с разницей от нескольких дней до пары месяцев.

Более сложная ситуация – с криоконсервированными эмбрионами при жизни пары. В случае их смерти эмбрион становится наследством, но и может стать наследником в случае рождения, говорит Лидия Михеева. «Для этого другие наследники этой супружеской пары должны принять наследство, найти суррогатную мать, обеспечить манипуляции, дождаться рождения ребенка, после его рождения поработать с органами ЗАГСа, объяснить им, как зарегистрировать умерших родителей в качестве отца и матери и добиться принятия ребенком наследства», – рассуждает она. Но в российском законодательстве это не описано и, как следствие, на практике пока не применяется.

«Никакого наследования» эмбрионов быть не должно, категоричен профессор Уральского государственного юридического университета Аркадий Майфат. Поскольку эмбрион создавали для определенных супругов, то исключительно они его и должны использовать.

Однако и в случае смерти только одного из супругов история тоже не становится менее запутанной, если второй супруг решит воспользоваться криоконсервированным эмбрионом. Обязательно возникнут вопросы с регистрацией ребенка, если он родился значительно позже смерти своего родителя. Среди них: является ли он наследником, должен ли получать пенсию по потере кормильца, говорит Александр Кликушин. Пока законодатели не готовы дать ответы на эти вопросы. А эксперты сходятся в одном – регулирование вопросов вспомогательных репродуктивных технологий, и суррогатного материнства в частности, должно быть полноценным.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector