Nedcentr.ru

НЕД Центр
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

КС: Привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы

19 января Конституционный Суд, отказавшись рассматривать жалобу мужчины, дочь которого пострадала от своего мужа, подтвердил, что привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы (Определение №2-О).

За убийство осудили, а за угрозу убийством – нет

В 2019 г. Верховный Суд Чувашской Республики признал Александра Ануфриева виновным в убийстве своей супруги Анны Овчинниковой, при этом тогда же мужчина был оправдан по обвинению в угрозе убийством. По мнению суда, из объяснений потерпевшей, которые она давала сотрудникам полиции, не следовало, что словесные угрозы были реальными и что у нее были основания опасаться их осуществления. ВС ЧР также отметил, что при опросе Анну Овчинникову не предупредили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний: «Это не позволяет суду дать им правовую оценку при рассмотрении данного уголовного дела, а данные, содержащиеся в материалах проверки, положить в основу обвинения».

Не сумев добиться осуждения Ануфриева за угрозу убийством и в вышестоящих инстанциях, отец погибшей, Николай Овчинников, обратился в КС РФ. Мужчина утверждал, что из-за правоприменительной практики для установления состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК, во всех случаях требуются показания потерпевшего или очевидцев. Если же показания потерпевшего невозможно получить по объективным причинам (в том числе из-за того, что он уже мертв), оспариваемая норма не позволяет оценить реальность и непосредственность угрозы. Из-за этого невозможно учесть специфику семейного насилия и привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством того, кто позднее действительно убил потерпевшего, пояснил заявитель.

Позиция Конституционного Суда

КС не стал рассматривать жалобу Николая Овчинникова, поскольку решил, что ч. 1 ст. 119 УК «содержит достаточные правовые гарантии уголовного преследования лица, угрожавшего убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», и поэтому сама по себе конституционные права заявителя не нарушает.

В то же время Суд отметил, что органы госвласти «при наличии обоснованных жалоб» обязаны предоставить потерпевшим «эффективную защиту от угроз как формы психологического насилия, при котором потерпевший может испытывать страх». Часть 1 ст. 119 УК позволяет учитывать объективную опасность таких угроз и обеспечивает «превентивную защиту конституционно охраняемых ценностей», уверен он.

«Необходимость же в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она намеренно высказана с целью устрашить потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения, предполагает оценку фактических обстоятельств дела, выяснение, были ли у потерпевшего веские причины опасаться убийства или тяжкого вреда здоровью. Для оценки характера восприятия угрозы потерпевшим могут иметь значение личность виновного, его поведение, сложившиеся между ним и жертвой взаимоотношения, иные обстоятельства», – пояснил КС.

По его мнению, из ст. 119 УК, а также из постановлений Пленума ВС по делам о вымогательстве и о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы следует, что при отсутствии показаний потерпевшего (например, из-за его гибели) угроза убийством может быть подтверждена «достаточной совокупностью других достоверных доказательств». В качестве примеров КС приводит показания очевидцев, медработников и сотрудников органов госвласти, куда жертва обращалась за помощью и защитой, а также записи камер видеонаблюдения. «Опираясь на эти доказательства, суд может оценить реальность и непосредственность высказанной угрозы. Сам же факт причинения смерти или вреда здоровью, следующий за высказанной угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, тем более может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение», – пояснил Конституционный Суд.

Что касается неправомерного отказа в возбуждении уголовного дела по ст. 119 УК, то непринятие мер по уголовному преследованию виновного является нарушением обязанностей по защите достоинства личности от угроз как формы психологического насилия и по предотвращению преступлений, сопряженных с такими угрозами, подчеркнул КС. Он напомнил, что в ряде случаев такие действия должностных лиц могут квалифицироваться как халатность (ч. 2 ст. 293 УК) и даже как преступление против интересов правосудия. Возместить вред, причиненный незаконными действиями или бездействиями госорганов, органов местного самоуправления и должностных лиц, можно в гражданско-правовом порядке, добавил Суд.

«Таким образом, используемые в оспариваемой норме уголовного закона понятия “угроза” и “основания опасаться осуществления этой угрозы” неопределенности не содержат и направлены на обеспечение – в каждом конкретном случае – оценки деяния как представляющего общественную опасность, достаточную для признания его преступным», – заключил КС.

Отметим, что Суд определенным образом выделил этот акт среди множества «отказных» определений – опубликовал пресс-релиз о нем. Пресс-служба КС подчеркнула, что правовые позиции КС по интерпретации ст. 119 УК «следует учитывать в правоприменительной практике».

Эксперты «АГ» прокомментировали определение

«Отказное определение Конституционного Суда устанавливает, что сам факт причинения смерти, следующий за высказанной угрозой убийством, может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение вне зависимости от показаний самого потерпевшего, данных ранее», – пояснила руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина.

По ее мнению, тем самым КС обращает внимание правоприменителей на необходимость учитывать специфику дел, связанных с домашним насилием. «Это на самом деле достаточно серьезный шаг вперед, который демонстрирует как минимум готовность воспринимать домашнее насилие как самостоятельную категорию дел, – считает эксперт. – Хочется надеяться, что данное определение повысит эффективность следствия по таким делам, а правоприменители не станут ограничиваться одними лишь показаниями потерпевших и все-таки будут выносить решения по совокупности обстоятельств, в том числе с учетом степени влияния виновного на потерпевшего». Определение КС, достаточно мотивированное и понятное, раскрывает не проблему конституционности нормы, а сложности ее правоприменения, подчеркнула Татьяна Сустина.

Читать еще:  Акт приема-передачи дел. образец и бланк для скачивания 2021 года

Член экспертного совета Института права и публичной политики, доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова в свою очередь отметила: «О том, что это решение непростое, можно судить по тому, что КС опубликовал о нем развернутый пресс-релиз. Обычно пресс-релизы касаются самых юридически сильных актов – постановлений. В данном же случае КС принял отказное определение (правда, после предварительного изучения судьей, а этот процедурный шаг в последнее время используется не очень часто). Количество отказных определений исчисляется тысячами, и до сих пор ни одно из них не удостаивалось отдельного упоминания на сайте Суда».

Отметим, что КС не стал распоряжаться об опубликовании определения в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на Официальном интернет-портале правовой информации, как это делается в отношении особо значимых определений.

Юрист рассказала, что жалобы на ст. 119 УК поступали в Суд и раньше, но исходили они от осужденных и не были связаны с семейным насилием. «При этом не надо обольщаться: КС не высказал свою позицию о необходимости защищать жертв именно семейного насилия, ограничившись общими рассуждениями о том, что каждое преступление покушается на достоинство личности, а государство обязано способствовать устранению нарушений любых прав», – подчеркнула Ольга Кряжкова.

Во что эти позиции разовьются в практике КС дальше – покажет время, добавила она: «Может быть, они сыграют положительную роль при применении ст. 119 УК к тем, кто практикует семейное насилие, а может, станут прологом к отказу от идеи специального законодательного регулирования защиты жертв насилия. Пока я не стала бы утверждать, что КС однозначно встал на путь поддержки жертв семейного насилия. Похоже, судьи с этим еще не определились».

Состав преступления [ править | править код ]

Объект преступления [ править | править код ]

Основным непосредственным объектом данного преступления является неприкосновенность личности от психического насилия [1] .

Объективная сторона преступления [ править | править код ]

Объективная сторона состава, предусмотренного ст. 119 УК РФ, включает в себя в качестве основного элемента деяние в форме доведения до сведения потерпевшего угрозы причинением тяжкого вреда здоровью или смерти. Форма доведения угрозы может быть устной, письменной, электронной и др. Угроза также может вытекать непосредственно из действий, осуществляемых виновным: демонстрация способного причинить указанные последствия оружия или орудия (пистолета, топора), совершение жестов, из которых вытекает намерение причинить указанные последствия и т.д.

Основными характеристиками угрозы, необходимыми для наличия состава данного преступления являются её конкретность и реальность. Конкретность угрозы предполагает, что из её содержания недвусмысленным образом должно вытекать намерение обвиняемого причинить именно тяжкий вред здоровью или смерть потерпевшему, а не иные последствия. Реальность угрозы определяется на основе объективного и субъективного критерия. Объективно реальной может признаваться угроза, которую в сложившейся обстановке виновный действительно мог реализовать. Субъективно реальной признаётся угроза, воспринимаемая потерпевшим как действительно существующая, при условии, что виновный осознавал это и рассчитывал именно на такое психическое воздействие угрозы на потерпевшего [2] .

Не имеет значения, намеревался ли виновный в действительности реализовывать угрозу. Фактическая реализация угрозы находится за пределами данного состава преступления и влечёт ответственность по ст. 105 или 111 УК РФ.

Субъект преступления [ править | править код ]

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления [ править | править код ]

Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознаёт, что угроза содержит в себе выражение намерения причинить тяжкий вред здоровью или смерть потерпевшему, что осуществление угрозы возможно в сложившихся условиях и понимает, что потерпевший имеет основания воспринимать угрозу как реальную.

Несколько интересных примеров из практики

Пример 1.

Гражданин Н, будучи пьяным, поздно вечером на улице подошел к гражданке А., с которой он был незнаком. Он направил на неё пистолет и потребовал, чтобы А. пошла с ним. Если она откажется, то он ее застрелит, пригрозил Н. Во время следствия выяснилось, что пистолет, во-первых, был газовым, а во-вторых, неисправным. Следовательно, при всем желании Н. не мог бы застрелить А. Однако она воспринимала угрозу как совершенно реальную, поэтому действия Н. были квалифицированы по части 1 статьи 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью».

Пример 2. Это отчасти забавный пример.

Осложнённый Ш. написал письмо начальнику колонии, в которой он сидел. В письме Ш. угрожал его, начальника, убить. Тот воспринял угрозу как реальную, тем более, что нашлись свидетели, с которыми Ш. обсуждал предполагаемое убийство, описывал способы будущего убийства. В прикроватной тумбочке Ш. нашли кухонный нож. Суд квалифицировал содеянное по части 1 статьи 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью».

Виды угроз

Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью делятся на несколько видов:

  • словесные;
  • письменные;
  • угрозы оружием.

К угрозам, высказанным словесно, относятся намерения, сформулированные и озвученные по телефону, лично потерпевшему, через третьих лиц. Также к словесным угрозам относятся видео- и аудиосообщения.

Письменные – намерения, которые сформулированы в SMS-сообщении, в бумажном или электронном письме. Сюда же относятся все угрозы расправой, написанные в интернете или соц. сетях.

Угроза оружием – когда демонстрируется какое-либо оружие с целью запугать потерпевшего (например, ножа или любого другого предмета, который может представлять опасность для жизни и здоровья).

○ Доказательная база.

Важный элемент успешной защиты своей жизни – сбор необходимых доказательств, которые помогут полиции не только удостовериться в реальности угрозы, но и помогут в расследовании дела. Доказательства могут быть разными.

Читать еще:  Выписка о переходе прав на объект недвижимости — КонтурРеестро

✔ Аудиозапись угроз.

Если есть возможность записать разговор с преступником, данная запись будет приобщена к делу в качестве доказательства. Запись можно проводить как во время телефонного диалога, так и личного. Желательно перед началом фиксирования разговора проговорить дату и место своего пребывания, а также данные человека, с которым беседуете.

Бывает, что суд не принимает подобную запись как доказательство. В таком случае следует ссылаться на ст.12 ГК РФ «О способах защиты», а также на ст. 55 ГПК, устанавливающую возможность приведения аудиозаписи в качестве доказательства.

✔ Видеозапись угроз.

Запись действий угрожавшего лица также может быть указана в качестве доказательства его намерений. Ссылаться при этом можно также на ст.12 ГК РФ и ст. 55 ГПК РФ. Несмотря на то, что закон не допускает вмешательства в частную жизнь (каким является запись личного разговора), в данном случае можно аргументировать свои действия стремлением защитить свою жизнь и здоровье.

✔ Печатные, электронные письма и сообщения.

Это еще один способ доказательства реальности получаемых угроз. Они будут привлечения к делу, если будут приложены к заявлению в распечатанном виде и с указанием обратного адреса (номера телефона) отправителя. Помимо подтверждения факта получения угрозы, данный вид доказательств может способствовать поискам злоумышленника.

Уголовная ответственность

В ч. 1 ст. 119 УК РФ указана уголовная ответственность за угрозу убийством, а именно:

  • арест;
  • лишение свободы на срок от 2-х лет;
  • исправительные работы;
  • обязательные работы;
  • штраф.

Менее строгое наказание за угрозу убийством назначается несовершеннолетним. Их отправляют в исправительные колонии общего режима на вдвое меньший срок, чем взрослых.

Принудительные работы они выполняют наравне с совершеннолетними гражданами, но трудятся они тоже меньше по времени. Штраф может быть наложен на подростка только при условии его эмансипации.

За то же преступление при наличии отягчающих обстоятельств предусмотрены следующие виды наказаний:

  • до 5-ти лет принудительных работ с запретом занимать некоторые должности либо вести определенную деятельность на срок до 3-х лет (либо без такового);
  • до 5-ти лет лишения свободы с запретом занимать некоторые должности либо вести определенную деятельность на срок до 3-х лет (либо без такового).

В 2016 г. в Госдуме обсуждалась возможность отменить уголовное наказание за однократную угрозу убийством. Однако законопроект был отправлен на переработку.

Особенности преступления

Родовым, то бишь общим для всех преступлений, связанных с причинением вреда, объектом является психическое и физическое здоровье любого человека, вне зависимости от его гражданства, национальности, возраста и т.д. 111 статья посвящена умышленному нанесению вреда, причем такого, который подходит под классификацию тяжкого.

Более подробно о понятии и сути преступления умышленного нанесения вреда здоровью расскажет следующее видео:

Расшифровка понятия

В первой части рассматриваемой статьи кодекса поясняется, что именно следует понимать под тяжким вредом:

  • Опасные для жизни повреждения:
    • Вред, который может привести к кончине потерпевшего: ранения и переломы черепа, травмы головного мозга, переломы и ранения позвоночника, ранения живота, грудной клетки, кишечника и т.д., ожоги 3-4 степеней, повреждения крупных кровеносных сосудов и пр.;
    • Повреждения, которые приводят потерпевшего в состояние, угрожающее его жизни: шок, кровопотеря, кома, нарушение кровообращения, острая почечная, сердечная, печеночная недостаточность и т.д.;
    • Утрата слуха, зрения, способности говорить;
    • Повреждение органа или нарушение его функции;
    • Обезображивание лица;
    • Потеря трудоспособности на одну треть и больше;
    • Прерывание беременности на любом сроке;
    • Психические болезни;
    • Токсикомания, наркомания.

Для определения степени тяжести вреда, прибегают к таким критериям:

  • Уровень опасности для жизни;
  • Наступление определенных последствий;
  • Размер утраты трудоспособности;
  • Длительность расстройства здоровья потерпевшего.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью имеет свой состав преступления, речь о котором пойдет далее.

Состав преступления и ответственность

111 ст., посвященная умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, состоит из 4 частей. В первой рассмотрен простой состав преступления, а в остальных – 11 квалифицированных.

Остановимся на каждом случае подробнее.

Часть 1

В первой части описываемой статьи определяется наказание за причинение здоровью человека тяжкого вреда (понятие расшифровано выше), совершенное умышленно.

Ответственность за такое деяние наступает не с 16 лет, а с 14, ввиду тяжелых последствий. Умысел может быть не только прямым, но и косвенным, то есть преступник действует, не имея целью принести тяжелый вред, но и не исключая его возможности. Причинение вреда без умысла (по неосторожности) рассматривается в 118 статье.

Объектом является здоровье другого человека. Нанесение самому себе увечий (скажем, с целью уклонения от армии) состава преступления не образует.

Вред может быть причинен как путем действия, так и путем бездействия. За деяние, подпадающее под 1 часть 111 статьи, лишают свободы на срок до восьми лет.

Часть 2

Во второй части предусмотрено 8 квалифицирующих признаков причинения вреда, которые практически совпадают с признаками, указанными законодателем в 105 статье по отношению к убийству.

Здесь говорится о разных способах (общественно опасный способ), целях (использование органов), мотивах (расовая вражда, к примеру), средствах (огнестрельное оружие) и т.д. Максимальный срок лишения свободы за такие деяния – 10 лет.

Часть 3

В третьей части указывается на описанные в первых двух частях статьи действия, но совершенные:

  • группой лиц, по предварительному сговору или без него, либо организованной группой;
  • против нескольких лиц (двух и более).

Здесь максимальная мера – 12 лет. Кроме того, тюремный срок может быть дополнен двумя годами ограничения свободы.

Часть 4

Особую сложность вызывает классификации преступлений по 4 части 111 статьи. В ней говорится об умышленном причинении вреда, приведшем к нечаянной смерти. То есть, целью преступника не является убийство. Летальный исход потерпевшего становится следствием нанесения повреждений.

За такое деяние могут осудить на 15 лет лишения свободы и 2 года ограничения свободы. Про угрозы убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью читайте ниже.

Читать еще:  Как оформить декретные выплаты на мужа процедура документы сумма

Еще больше полезной информации по вопросу применения 111 статьи содержит видеосюжет ниже:

Депутаты переписали законопроект о декриминализации УК

Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству в ходе заседания 16 мая рекомендовал своим коллегам по Думе принять во втором чтении законопроект о гуманизации некоторых статей Уголовного кодекса, внеся важные изменения в текст документа. Депутаты урезали список статей, наказание по которым изначально предлагалось смягчить, но при этом ввели административную преюдицию и новое основание для освобождения от уголовной ответственности.

Проект поправок под авторством Верховного суда был разработан в соответствии с требованиями Послания Президента Федеральному собранию РФ от 3 декабря 2015 года. Изначально ВС предлагал декриминализовать составы преступлений по четырем статьям Уголовного кодекса РФ (УК РФ): ч. 1 ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 119 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), ч. 1 и 2 ст. 157 (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) и ч. 3 ст. 327 (использование заведомо подложного документа). Кроме того, документ предлагает повысить с 2500 до 10 000 рублей нижнюю границу значительного ущерба, причиненного гражданину, по гл. 21 УК РФ.

Убрали угрозу

Ко второму чтению текст законопроекта претерпел существенные изменения: профильный комитет рекомендовал принять 20 масштабных поправок, рассказал в ходе сегодняшнего заседания профильного комитета ГД его председатель Павел Крашенинников. Так, в частности, ко второму чтению депутаты решили, что такое преступление, как угроза убийством или причинения тяжкого вреда здоровью, должно быть уголовно наказуемо, поэтому исключили ее из законопроекта. Подобную идею раньше уже высказывало Правительство РФ в официальном отзыве на законопроект: Кабмин сомневался в необходимости освобождать от привлечения к уголовной ответственности тех, кто совершил преступление по 119 УК, отмечая, что за последние годы число таких уголовных дел только растет.

Административная преюдиция

Законотворцы решили сохранить в УК ст. 157, существенно переработав ее нормы, о чем ранее Павел Крашенинников уже сообщал. Теперь статью 157 УК («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей») предлагается озаглавить как «Неуплата средств на содержание детей или нетрудоспообных родителей». При этом члены комитета дали новое понятие термину «неуплата средств без уважительных причин» – это неоднократная невыплата несовершеннолетним детям или нетрудоспособным родителям средств со стороны гражданина, который ранее уже подвергался административному наказанию за аналогичное правонарушение.

Кратность сроков

Одобрил комитет и другую поправку Крашенинникова, введя в уголовное законодательство кратность сроков. Депутат предложил исправить несправедливость, с которой засчитываются сроки домашнего ареста, на котором находилось лицо до вступления приговора суда в силу, при исчислении общего срока наказания. По действующим сегодня нормам срок домашнего ареста засчитывается точно так же, как и срок пребывания в СИЗО, то есть день в день. Депутат же предлагает засчитывать один день в СИЗО за два дня нахождения на домашнем аресте. Кроме того, депутаты также согласилисть приравнять один день нахождения в СИЗО к одному дню отбывания наказания в исправительных колониях особого и строгого режима, полутора дням отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, а также двум дням отбывания наказания в колонии-поселении. Соответствующие поправки будут внесены в ч. 3 ст. 72 «Исчисление сроков наказаний и зачет наказаний».

Ввели судебный штраф

В ходе рассмотрения законопроекта в первом чтении Правовое управление Госдумы, а также некоторые депутаты выступили с критикой документа, поскольку он вводит в УК РФ (ст. 76.2) новый вид освобождения от уголовной ответственности в связи с применением иных мер уголовно-правового характера (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательные работы и исправительные работы). Как говорилось в заключении думских юристов, такой вид освобождения от уголовной ответственности фактически предполагает внесудебное признание лица совершившим преступление, что противоречит Конституции РФ. Ко второму чтению, законотворцы доработали документ. Теперь единственной мерой уголовно-правового характера останется судебный штраф. Соответствующие поправки будут прописаны в ст. 76.2. Судебный штраф предлагается назначать в случае освобождения лица от уголовной ответственности, если преступление небольшой или средней тяжести было совершено впервые, а причиненный ущерб – возмещен. В связи с этим в УК появится новые статьи 104.4 Судебный штраф и 104.5 Порядок определения размера судебного штрафа. Согласно предложению депутатов, размер выплаты не может превышать половину максимального размера штрафа, который предусмотрен соответствующей статьей УК. Если статья не предполагает выплату штрафа, то его сумма не может составлять более 250 000 руб. В случае неуплаты судебного штрафа в установленный судом срок, он отменяется, а лицо привлекается к уголовной ответственности.

Между тем, как заявил Павел Крашенинников в ходе заседания комитета 16 мая, Правительство еще не высказало своей позиции по поводу законопроекта со всеми поправками, так как «придерживается диаметрально противоположного мнения», поэтому рассмотрение законопроекта во втором чтении будет отложено до июня.

С текстом законопроекта № 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» можно ознакомиться здесь.

С текстом законопроекта № 953398-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» можно ознакомиться здесь.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector