Nedcentr.ru

НЕД Центр
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Увольнение государственного служащего в связи с утратой доверия

КС разъяснил порядок увольнения госслужащего в связи с утратой доверия

Конституционный Суд вынес Постановление № 14-П от 6 апреля 2020 г., в котором указал, что увольнение госслужащего в связи с утратой доверия по причине непредставления сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера предполагает наличие у соответствующего лица статуса госслужащего и, следовательно, нахождение его в субординационных отношениях с лицом (органом), привлекающим его к данной мере ответственности, не только на момент увольнения в связи с утратой доверия, но и на момент совершения коррупционного правонарушения.

Повод для обращения в КС

31 августа 2017 г. Игорь Котяш был уволен с государственной гражданской службы в Управлении Росприроднадзора по Мурманской области по своей инициативе, а 1 сентября 2017 г. вновь поступил на госслужбу – в Балтийско-Арктическое морское управление Росприроднадзора.

В дальнейшем на основании представления Генпрокуратуры была проведена служебная проверка, которая установила, что мужчина при поступлении на госслужбу не представил сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и аналогичные сведения в отношении супруги и несовершеннолетних детей. В связи с этим было рекомендовано применить в отношении него дисциплинарное взыскание в виде увольнения. 28 июня 2018 г. он был освобожден от замещаемой должности и уволен по основанию, предусмотренному п. 1.1 ч. 1 ст. 37 Закона о государственной гражданской службе, – в связи с утратой представителем нанимателя доверия к госслужащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции данным законом, Законом о противодействии коррупции и другими федеральными законами.

Игорь Котяш обратился в Первомайский районный суд г. Мурманска с иском о признании увольнения незаконным, восстановлении в ранее замещаемой должности, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, внесении изменений в трудовую книжку и обязании представителя нанимателя принять меры по исключению его из реестра лиц, уволенных в связи с утратой доверия.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что увольнение в связи с утратой доверия на основании п. 1.1 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе является законной и обоснованной мерой реагирования на допущенное им нарушение действующего законодательства о прохождении службы, а процедура увольнения Игоря Котяша была соблюдена. Апелляционный суд оставил решение без изменений. В передаче кассационных жалоб Котяша в Мурманский областной суд и в ВС РФ было отказано.

Бывший госслужащий обратился в Конституционный Суд. В жалобе (имеется у «АГ») он указал, что п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.2 Закона о госслужбе, а также п. 2 ч. 1 ст. 13.1 Закона о противодействии коррупции противоречат Конституции, поскольку позволяют представителю нанимателя увольнять госслужащего в связи с утратой доверия за нарушение требований закона о необходимости представления сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также аналогичных сведений в отношении супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, совершенное им при поступлении на службу, т.е. в период, когда госслужащий еще не имел соответствующего публично-правового статуса, в то время как по своему буквальному смыслу оспариваемые нормы предполагают возможность увольнения в связи с утратой доверия лишь в том случае, когда сведения о доходах не были представлены им в период госслужбы. Непредставление же претендентом на замещение должности госслужбы сведений о доходах при поступлении на такого рода службу является, по мнению заявителя, обстоятельством, препятствующим заключению с данным лицом служебного контракта.

Позиция Конституционного Суда

Изучив материалы дела, КС заметил, что оспариваемый п. 2 ч. 1 ст. 13.1 Закона о противодействии коррупции – как следует из его содержания – распространяется лишь на такие категории граждан, как лица, замещающие государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ или муниципальную должность, данное законоположение не может рассматриваться в качестве затрагивающего конституционные права лиц, замещающих должности госслужбы РФ, а значит – и приводить к нарушению этих прав. В связи с этим Суд признал в данной части жалобу недопустимой.

Что же касается п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.2 Закона о госслужбе, конституционность которых оспаривается Игорем Котяшем по причине его увольнения с госслужбы в связи с утратой доверия за непредставление при поступлении на госслужбу сведений о доходах – своих и членов семьи, то данные законоположения могут выступать предметом рассмотрения Конституционного Суда исключительно в их связи с иными правовыми нормами, регулирующими отношения, связанные с поступлением на госслужбу и ее прекращением, а также определяющими правовое положение (статус) госслужащих, заметил КС.

Таким образом, указал Суд, предметом его рассмотрения являются положения п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.2 Закона о госслужбе в той мере, в какой они – в системной связи с иными положениями этого закона – служат основанием для решения вопроса об увольнении госслужащего в связи с утратой доверия к нему представителем нанимателя по причине непредставления им при поступлении на госслужбу сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Конституционный Суд отметил, что порядок представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера устанавливается Положением о представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.

Указывается, что подп. «а» п. 3, п. 4, п. 10 и п. 15 документа прямо предусматривают, что непредставление гражданином при поступлении на указанную службу – вопреки установленному законом требованию – сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, равно как и представление им заведомо ложных сведений, исключает возможность его назначения на должность государственной гражданской службы и заключения с ним служебного контракта. Обязанность же обеспечить соблюдение требований закона при поступлении граждан на госслужбу возлагается на соответствующий государственный орган (его подразделение по вопросам государственной службы и кадров), что предполагает в числе прочего истребование от конкретного гражданина, претендующего на замещение должности госслужбы, всех необходимых для назначения его на данную должность и заключения с ним служебного контракта документов и сведений, включая сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также организацию проверки достоверности этих сведений в установленном порядке.

Читать еще:  Подаем в суд на работодателя установление факта трудовых отношений

Конституционный Суд отметил, что заключение государственным органом – вопреки требованию закона – служебного контракта с гражданином, не представившим сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, исключает применение к этому гражданину после поступления его на государственную гражданскую службу негативных правовых последствий в виде мер юридической ответственности, в том числе такой сопряженной с репутационными издержками меры, как увольнение с указанной службы по порочащему гражданина основанию.

КС также указал, что применение к госслужащему такой меры ответственности, как увольнение в связи с утратой доверия за совершение коррупционного правонарушения, выразившегося в неисполнении обязанности по представлению сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, предполагает наличие у соответствующего лица статуса госслужащего и, следовательно, нахождение его в субординационных отношениях с лицом (органом), привлекающим его к данной мере ответственности, не только на момент увольнения в связи с утратой доверия, но и на момент совершения указанного коррупционного правонарушения.

Суд пришел к выводу, что оспариваемые положения п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.2 Закона о госслужбе выступают элементами правового механизма применения к госслужащему меры ответственности за совершение им в период прохождения службы такого коррупционного правонарушения, а потому не предполагают увольнения госслужащего, который, хотя и не представил при поступлении на службу необходимых сведений, на тот момент еще не имел соответствующего публично-правового статуса, но впоследствии был назначен на должность вопреки требованию закона.

Иное, по мнению КС, означало бы допустимость применения в отношении госслужащего меры ответственности в виде увольнения в связи с утратой доверия, т.е. по порочащему основанию, при отсутствии в его действиях (бездействии) состава коррупционного правонарушения. Тем самым это не только вступало бы в противоречие с ч. 2 ст. 54 Конституции, но и приводило бы к выходящему за рамки конституционно допустимых ограничений прав и свобод ущемлению прав на равный доступ к госслужбе и на свободное распоряжение своими способностями к труду, выбор рода деятельности и профессии.

Таким образом, Конституционный Суд признал п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.2 Закона о госслужбе не противоречащими Конституции и отметил, что выявленный в постановлении смысл данных положений является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике. Также Суд указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений по делу Игоря Котяша.

Комментарии экспертов «АГ»

В комментарии «АГ» адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва отметила, что в соответствии со ст. 16 Закона о госслужбе госслужащий не может находиться на гражданской службе в случае утраты представителем нанимателя доверия к нему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции настоящим законом, Законом о противодействии коррупции и другими федеральными законами.

По мнению Ольги Рогачёвой, КС вполне справедливо признал оспариваемые положения как не противоречащие Конституции РФ. «Однако, поскольку на Котяша было наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения, а нарушение не было дисциплинарным проступком, то КС РФ постановил, что дело подлежит пересмотру», – пояснила она.

Управляющий партнер юридической фирмы Felicity Law Юлия Федонина отметила, что обязанность следить за соблюдением правил заключения контрактов госслужбы возлагается на подразделение по вопросам государственной службы и кадров соответствующего государственного органа.

«Гражданин, с которым в результате ошибки этого подразделения был заключен контракт, не может быть автоматически признан виновным в совершении правонарушения коррупционной направленности и привлечен к ответственности. Более того, поскольку гражданин до заключения служебного контракта не является государственным служащим, то в его действиях не может усматриваться состава правонарушения – непредставление сведений о доходах, расходах и имуществе самого государственного служащего, его супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, за которое государственные служащие подлежат привлечению к ответственности в виде увольнения в связи с утратой доверия», – заметила Юлия Федонина.

Кто попадает под увольнение в связи с утратой доверия

Работодатель имеет право увольнять по причине утраты доверия работников следующих категорий:

  • заведующий складом;
  • товаровед;
  • работник на кассе;
  • военнослужащий;
  • госслужащий.

Если работник находится на государственной службе, то увольнение производится на основании докладной записке от кадровой службы или на основании подготовленного акта.

Увольнение беременной по причине утраты доверия не допускается на законодательном уровне, даже если зафиксированы факты нарушений, лишь при двух обстоятельствах такое тоже может произойти:

  • смена собственника;
  • необоснованное решение.

Увольнение военнослужащего возможно по причинам:

  • неправильное урегулирование столкновения интересов;
  • неправильное предоставление сведений;
  • дополнительная занятость по управлению коммерцией.

К гражданскому служащему срок предъявления взыскания 1 месяц со дня обнаружения нарушения. В этот период не попадает время, затрачиваемое на отпуск, нахождение на больничном, а также иные уважительные причины.

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

После того как в 2011 г. Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ был дополнен ст. 51.1, определяющей порядок применения к военнослужащим взысканий за коррупционные правонарушения*(1), журнал «Право в Вооруженных Силах» неоднократно обращался к данной теме*(2).

Во всех указанных публикациях авторы акцентировали внимание на том обстоятельстве, что если в ходе разбирательства будет установлен факт совершения военнослужащим какого-либо правонарушения, предусмотренного подп. «д.1» и «д.2» ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и о военной службе», такой военнослужащий подлежит безусловному увольнению с военной службы в связи с утратой доверия.

Напомним, что к числу правонарушений, за совершение которых закон предусматривает самую строгую меру дисциплинарной ответственности — досрочное увольнение с военной службы, — отнесены следующие:
— непринятие военнослужащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;
— непредставление военнослужащим сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений;
— участие военнослужащего на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организации, за исключением случаев, установленных федеральным законом;

Читать еще:  Как написать объяснительную записку о прогуле на работе

— осуществление военнослужащим предпринимательской деятельности;
— вхождение военнослужащего в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации;
— нарушение военнослужащим, его супругой (супругом) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных Федеральным законом «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» от 7 мая 2013 г. N 79-ФЗ, запрета открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами;
— непринятие военнослужащим, являющимся командиром (начальником), которому стало известно о возникновении у подчиненного ему военнослужащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов.

Последующая правоприменительная, в том числе судебная, практика выявила излишнюю категоричность данной нормы, поскольку формулировка «подлежит увольнению» не оставляет командиру возможности и права применить к такому военнослужащему иное, кроме увольнения, дисциплинарное взыскание, даже если имеют место смягчающие вину обстоятельства и отсутствуют вредные последствия правонарушения.

В качестве характерного примера можно привести дело, рассмотренное Владивостокским гарнизонным военным судом по заявлению капитана Д., который оспорил в суде заключение аттестационной комиссии Управления ФСБ России по Приморскому краю и представление начальника Управления к его досрочному увольнению с военной службы на основании подп. «д.1» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (в связи с утратой доверия). Поводом для представления офицера к досрочному увольнению с военной службы по указанному основанию явилось непредставление им сведений о доходах своей супруги.

Суд, рассмотрев данное заявление, пришел к обоснованному выводу, что решение о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы в связи с утратой доверия не может быть обусловлено только фактом представления неполных сведений о доходах, а должно приниматься с учетом всех обстоятельств и причин нарушения военнослужащим обязанности по представлению сведений о доходах. Поскольку, как было установлено судом, у капитана Д. имелись объективные обстоятельства, препятствующие получению сведений о доходах своей супруги, решение о его увольнении признано незаконным, а право офицера на прохождение военной службы восстановлено. Апелляционная инстанция оставила данное судебное решение без изменения*(3).

В связи с изложенным представляется весьма важным и своевременным дополнение, внесенное в ст. 51.1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», согласно которому к военнослужащему, совершившему коррупционное правонарушение, может быть применено дисциплинарное взыскание не только в виде досрочного увольнения с военной службы, но и в виде выговора. Норма, которой дополнена указанная статья (п. 3.1), сформулирована следующим образом: «Взыскание в виде выговора может быть применено к военнослужащему при малозначительности совершенного им коррупционного правонарушения на основании рекомендации комиссии по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационной комиссии)»*(4).

Таким образом, новая редакция ст. 51.1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», действующая с 1 января 2015 г., позволяет применять к военнослужащему, совершившему коррупционное правонарушение, только два вида дисциплинарных взысканий: либо досрочное увольнение с военной службы, либо выговор. При этом последнее взыскание может быть применено при наличии одновременно двух условий:
1) малозначительность совершенного коррупционного правонарушения (руководствуясь разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации*(5), малозначительным можно считать действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки коррупционного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений);
2) наличие рекомендации аттестационной комиссии, принятой по результатам рассмотрения данного правонарушения.
При анализе рассматриваемой новеллы законодательства о военной службе возникает вполне резонный вопрос о том, почему законодатель из довольно большого перечня возможных мер дисциплинарного воздействия на военнослужащих ограничился только двумя — выговором и досрочным увольнением с военной службы.

Исчерпывающий перечень дисциплинарных взысканий, которые могут применяться к военнослужащим, приведен в п. 2 ст. 28.4 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ и в ст. 54 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации (ДУ ВС РФ). В частности, к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, могут быть применены следующие взыскания:
— выговор;
— строгий выговор;
— предупреждение о неполном служебном соответствии;
— снижение в воинской должности;
— снижение в воинском звании на одну ступень (применяется только к солдатам, матросам, сержантам и старшинам);
— снижение в воинском звании на одну ступень со снижением в воинской должности (применяется только к солдатам, матросам, сержантам и старшинам);
— досрочное увольнение с военной службы в связи с невыполнением условий контракта;
— отчисление из военной образовательной организации (применяется только к курсантам указанных организаций);
— дисциплинарный арест (не применяется к офицерам).

В указанном перечне такой вид дисциплинарного взыскания, как досрочное увольнение с военной службы в связи с утратой доверия, отсутствует. Хотя любой факт совершения военнослужащим коррупционного правонарушения можно квалифицировать как нарушение условий контракта, однако с учетом того, что в ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» увольнение с военной службы в связи с утратой доверия определено в качестве самостоятельной меры дисциплинарного воздействия, имеется настоятельная потребность во внесении соответствующего дополнения в ст. 28.4 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и в ДУ ВС РФ в целях их приведения в соответствие с нормами законодательства о военной службе.
В свою очередь, и ст. 51.1 нуждается в корректировке. Предлагается п. 3.1 данной статьи изложить в следующей редакции:
«3.1. При малозначительности совершенного военнослужащим коррупционного правонарушения на основании рекомендации комиссии по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационной комиссии) к военнослужащему может быть применено иное взыскание, предусмотренное Федеральным законом «О статусе военнослужащих».

Читать еще:  Специальный трудовой стаж Юридическое значение специального трудового стажа

Иначе имеет место своего рода парадокс: при совершении подчиненным военнослужащим коррупционного правонарушения его командир при наличии соответствующей рекомендации аттестационной комиссии может его либо уволить (представить к увольнению) с военной службы, либо объявить ему выговор — третьего не дано. Применение к такому военнослужащему иного дисциплинарного взыскания (например, строгого выговора или предупреждения о неполном служебном соответствии) будет противоречить действующей редакции п. 3.1 ст. 51.1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Данная ситуация требует своего нормативного разрешения, поскольку в отношении военнослужащих, совершивших коррупционные правонарушения, командир-единоначальник должен обладать всей полнотой предоставленных ему прав на применение дисциплинарных взысканий.
В заключение затронем еще один вопрос рассматриваемой темы.

Анализ научных работ, в которых рассматриваются различные аспекты дисциплинарной ответственности военнослужащих за коррупционные правонарушения*(6), свидетельствует об имеющем место неоправданном отождествлении собственно коррупционных дисциплинарных проступков (например, намеренное искажение военнослужащим сведений о доходах и имуществе в целях их сокрытия от контроля) и проступков, связанных с невыполнением обязанностей, предусмотренных антикоррупционным законодательством (например, военнослужащий-преподаватель отверг поступившее к нему предложение курсанта принять подарок за положительную оценку на экзамене, но, вопреки требованию закона, никому об этом факте не доложил). Во втором из приведенных примеров акт коррупции не состоялся, так как данный военнослужащий отверг поступившее ему предложение вступить в коррупционную связь. Поэтому нет и факта коррупционного правонарушения с его стороны.

Но он никому не доложил о факте склонения к совершению коррупционного правонарушения и тем самым не выполнил обязанность, предусмотренную ст. 9 Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ и приказом Министра обороны Российской Федерации от 11 мая 2010 г. N 444*(7). В связи с этим он подлежит дисциплинарной ответственности, но не за коррупцию как таковую, а за невыполнение требований антикоррупционного законодательства.

В связи с изложенным следует согласиться с выводом А.Л. Юсупова о некорректности использовании в нормативных актах термина «коррупционное правонарушение» для обозначения деликтов, имеющих как явные признаки коррупции, так и способствующих коррупционным проявлениям. Указанный автор предлагает федеральному законодателю внести изменения в законодательство о государственной службе и противодействии коррупции, направленные на уточнение терминологии. Термин «коррупционное правонарушение» он предлагает заменить в ряде случаев термином «коррупциогенное правонарушение»*(8). Полагаем данное предложение вполне разумным и обоснованным.
Реализация изложенных в настоящей статье предложений по совершенствованию военного и антикоррупционного законодательства может быть положена в основу нормотворческой деятельности в рассматриваемой области общественных отношений.

────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) Статья введена Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» от 21 ноября 2011 г. N 329-ФЗ.
*(2) См., напр.: Бараненкова И.В. О некоторых проблемах привлечения военнослужащих к дисциплинарной ответственности за коррупционные правонарушения // Право в Вооруженных Силах. 2014. N 7; Бараненкова И.В., Миронов О.И. Особенности дисциплинарной ответственности военнослужащих за коррупционные правонарушения // Там же. 2012. N 8; Корякин В.М. О порядке применения к военнослужащим взысканий за коррупционные правонарушения // Там же. N 5; Пленкин Н.А., Корякин В.М. Увольнение с военной службы как санкция за коррупционное правонарушение: проблемы правоприменения // Там же. 2014. N 8.
*(3) Судебная практика рассмотрения военными судами дел о применении взысканий за правонарушения, предусмотренные Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» (подпункт «д.1» пункта 1, подпункты «е. 1», «е. 2» пункта 2 статьи 51, статья 51.1) // Право в Вооруженных Силах. 2015. N 1. С. 71-73.
*(4) Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции» от 22 декабря 2014 г. N 431-ФЗ.
*(5) Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 24 марта 2005 г. N 5.
*(6) Душкин В.И. Взыскания за коррупционные правонарушения, применяемые на военной службе // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 5; Козлов Т.Л. Коррупционные правонарушения на военной службе // Электронное научное издание «Военное право». 2012. N 2. URL: http://www.voennoepravo.ru; Противодействие коррупции в военной организации государства / под общ. ред. А.В. Кудашкина. М., 2012. С. 61-70.
*(7) Приказ Министра обороны Российской Федерации «О Порядке уведомления Министра обороны Российской Федерации о фактах обращения в целях склонения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации к совершению коррупционных правонарушений» от 11 мая 2010 г. N 444.
*(8) Юсупов А.Л. Дисциплинарная ответственность за нарушения законодательства о противодействии коррупции: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2014. С. 9-10.

Другие новости и статьи

Запись создана: Понедельник, 17 Февраль 2020 в 0:01 и находится в рубриках Новости.

Возможно ли восстановиться на госслужбу?

Если государственный гражданский служащий считает, что его увольнении было осуществлено без законных оснований, либо в процессе увольнения представителем нанимателя были допущены нарушения, он имеет право обжаловать расторжение правоотношений в судебном порядке. Для обращения в суд лицу предоставляется месячный срок с момента получения трудовой книжки или ознакомления с приказом об увольнении.

В исковом заявлении, подаваемом несогласным лицом в суд, необходимо указать причины увольнения, а также основания, по которым бывший госслужащий считает, что действия представителя нанимателя были незаконными. В случае удовлетворения требований уволенного лица, оно подлежит восстановлению на службе.

Государственные гражданские служащие могут быть уволены с замещаемой должности по различным основаниям, включая:

  • ликвидацию госоргана;
  • инициативу нанимателя;
  • состояние здоровья;
  • а также собственное желание.

Для прекращения служебных отношений по собственной инициативе государственному служащему необходимо обратиться к представителю нанимателя с соответствующим заявлением.

Практически каждый знаком с процедурой увольнения по собственному желанию. Расторгнуть трудовой договор не представляется сложным в плане документального оформления.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector