Nedcentr.ru

НЕД Центр
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Защита в суде по иску о восстановлении на работеДвитекс

Адвокат добился удовлетворения требований о восстановлении в должности следователя, оправданного по делу о получении взятки

Как стало известно «АГ», 23 сентября Дербентский городской суд Республики Дагестан удовлетворил исковые требования о восстановлении в должности следователя Сулеймана Гасанова, оправданного в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК, в связи с отсутствием события преступления. Представитель оправданного, адвокат АП РД Эмурбег Исрафилов, который защищал его по уголовному делу, рассказал об особенностях уголовного дела и трудового спора.

Обстоятельства уголовного дела

Сулейман Гасанов занимал должность следователя по особо важным делам Дербентского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Республике Дагестан.

В его производстве находилось уголовное дело в отношении М. по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

По версии следствия, 3 июля 2017 г. в здании Дербентского МРСО Сулейман Гасанов потребовал от М. передать ему через адвоката Ш. 200 тыс. руб. за решение вопроса о непредставлении в суд ходатайства об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Позднее размер вымогаемой взятки был увеличен до 300 тыс. руб.

Осознавая незаконность требований взятки, М. обратился в УФСБ России по Республике Дагестан с заявлением о готовящемся преступлении, по результатам рассмотрения которого были проведены оперативно-разыскные мероприятия. Так, 3 августа 2017 г. М. передал 300 тыс. руб. адвокату Ш. в его рабочем кабинете, сразу после этого в помещение вошли сотрудники УФСБ. В дальнейшем Ш. активно способствовал раскрытию и пресечению преступления путем личного участия в ОРМ. Так, вечером того же дня адвокат назначил встречу с Сулейманом Гасановым.

Следствие указало, что позднее, прибыв в адвокатский кабинет Ш., Сулейман Гасанов, заподозрив неладное, отказался взять деньги и предложил Ш. встретиться в другом месте. На выходе из кабинета следователь был задержан сотрудниками УФСБ, в связи с чем преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

Таким образом, Сулейману Гасанову было предъявлено обвинение в покушении на получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег в крупном размере, за совершение в пользу взяткодателя действий, входящих в служебные полномочия должностного лица.

Обвинительный приговор

В судебном заседании Сулейман Гасанов виновным себя не признал и указал, что у него не было намерений получить от М. взятку. Он сообщил, что никогда ни с кем не говорил по поводу передачи ему денег за неизбрание в отношении М. меры пресечения.

Подсудимый указал, что 3 августа 2017 г., вечером, он приехал в адвокатский кабинет Ш., чтобы взять у него характеризующий материал на М., однако Ш. стал предлагать ему деньги, о которых он ничего не знал. По словам Сулеймана Гасанова, предположив, что в отношении него совершается провокация, он растерялся и, чтобы избежать дальнейшего разговора и быстрее выйти из кабинета, предложил Ш. встретиться в другом месте. Однако, как пояснил подсудимый, он не был намерен приезжать на встречу с адвокатом Ш., а планировал сразу же доложить о происшедшем своему руководству.

В свою очередь потерпевший М. и свидетель Ш. свои показания, данные в ходе предварительного следствия, подтвердили. Кроме того, были проведены очные ставки с подсудимым, в ходе которых М. и Ш. также дали показания, указывающие на то, что Сулейман Гасанов требовал взятку.

Читать еще:  Порядок увольнения декретницы в связи с ликвидацией предприятия

Суд посчитал, что виновность подсудимого полностью доказана. 13 августа 2018 г. приговором Дербентского городского суда (документ имеется у «АГ») Сулейман Гасанов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 3,5 млн руб. (снижено до 3 млн руб. в соответствии с ч. 5 ст. 72 УК) с лишением его права занимать определенные должности сроком на 2 года.

Попытка обжаловать приговор

Защитник Сулеймана Гасанова, адвокат Эмурбег Исрафилов, обжаловал приговор в Верховный Суд Республики Дагестан.

Указывая на безосновательность обвинения, он, в частности, утверждал, что на момент совершения предполагаемого преступления М. еще не был допрошен ни в качестве свидетеля, ни в качестве подозреваемого. Более того, ему не было предъявлено обвинение. Таким образом, Сулейман Гасанов не мог избрать какую-либо меру пресечения в отношении М., кроме того, подобного указания ему никто не давал. «Сулейман Гасанов, не проводя по делу предварительное следствие и не определившись, имеется ли в действиях М. состав преступления, не мог принять какое-либо решение по делу или избрать ту или иную меру пресечения», – разъяснено в жалобе.

Ссылаясь на ст. 240 УПК, защитник напомнил, что приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании, а также что в соответствии со ст. 73 УПК при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления, время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. Вместе с тем, указывал Эмурбег Исрафилов, обвинение Сулеймана Гасанова основано на показаниях потерпевшего М., данных в суде и на предварительном следствии, о том, что следователь потребовал взятку.

Также в жалобе отмечалось, что при оценке показаний М. не было учтено, что в ходе следствия и на суде он давал противоречивые показания об обстоятельствах и месте встречи с Гасановым, о содержании разговора между ними, о сумме требуемой взятки, о том, кто именно называл сумму. Адвокат отмечал, что к материалам уголовного дела приобщены распечатки соединений телефона М. с телефонами Сулеймана Гасанова и адвоката Ш., исходя из которых, ясно, что в указанные следствием дни между ними не было соединений.

Эмурбег Исрафилов также обращал внимание на то, что при допросе в качестве свидетеля М. заявил, что в последние несколько месяцев 2017 г. у него случались приступы эпилепсии, но что данный факт не препятствует допросу. Аналогичные пояснения он давал и при других допросах. «Общеизвестно, что у больных эпилепсией могут произойти эпилептические изменения личности, которые могут повлечь формальное расстройство личности. Констатируя в протоколах допросов наличие заболевания у М., следствие и суд не выяснили, могло ли заболевание влиять на память свидетеля, его способность точно передавать свои мысли», – указывал адвокат в жалобе. Защитник подчеркнул, что следствием и судом не выяснено, почему М. дает об одних и тех же фактах противоречивые показания, почему не может в своих показаниях последовательно изложить фактические обстоятельства событий, о которых дает показания, а постоянно перескакивает с одной темы на другую, путая последовательность событий.

Читать еще:  Удлиненный ежегодный основной отпуск для педагогов в ДОУ

В жалобе также отмечалось, что Сулейману Гасанову предъявлено обвинение в покушении на получение взятки через посредника, но при этом в нарушение требований ст. 171, 73 УПК в обвинении не указано, где, когда и при каких обстоятельствах обвиняемым было получено согласие Ш. на посредничество. Таким образом, заявление Ш. о готовящемся преступлении не может быть рассмотрено как добровольное сообщение о преступлении, поскольку в целях избегания уголовной ответственности он был вынужден написать заявление и дать согласие на участие в ОРМ.

Кроме того, Эмурбег Исрафилов указал, что органам, осуществлявшим оперативно-разыскные мероприятия, было известно, что Ш. является адвокатом и потому не может быть привлечен к проведению негласных ОРМ, а значит, полученные при этом доказательства недопустимы. Он отметил, что указывал на это суду первой инстанции, однако его ходатайство было отклонено под предлогом того, что запрет на участие в проведении ОРМ относится к защитникам, а с Ш. не было заключено соглашение, он не был защитником М., а потому запрет на участие в негласном ОРМ на него не распространяется.

По мнению адвоката, такой вывод основан на неправильном толковании закона. Он подчеркнул, что закон запрещает адвокату негласное сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, в целях обеспечения доверия граждан как к институту адвокатуры в целом, так и к отдельным адвокатам. Причем запрет на такое сотрудничество распространяется на любые ситуации, а не только на дела, в которых адвокат принимает или принимал участие в качестве защитника или представителя. В законе прямо указано, что запрет касается любого адвоката, и такой запрет не зависит от участия адвоката в уголовном деле, подчеркнул защитник.

Эмурбег Исрафилов также указал, что вывод следствия о намерении Сулеймана Гасанова получить взятку в другом месте является предположением стороны обвинения и суда. Таким образом, он просил отменить обвинительный приговор и оправдать его подзащитного.

Тем не менее апелляция оставила приговор в силе, а кассация согласилась с этим.

Верховный Суд РФ согласился с доводами защиты

В кассационной жалобе в ВС РФ защитник привел те же доводы, что и в апелляционной жалобе. В ней также отмечалось, что вынесенные решения трех инстанций незаконны, постановлены с грубыми нарушениями как материального, так и процессуального закона, а также что они не соответствуют объективным обстоятельствам и доказательствам, добытым в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства.

Рассмотрев жалобу, судья Верховного Суда согласился с тем, что вывод суда о том, что осужденный изменил место получения взятки и именно в связи с этим покинул адвокатский кабинет, основан на предположении, поскольку каких-либо действий, свидетельствующих о том, что Сулейман Гасанов направился на вновь оговоренное место встречи с адвокатом Ш. для получения взятки, осужденный не совершил. Он указал, что суду необходимо было исследовать вопрос о том, в силу каких причин, не зависящих от воли Сулеймана Гасанова, он не довел преступление до конца, а также привести в приговоре мотивы, подтверждающие этот вывод. Установленные же обстоятельства фактически свидетельствуют об отказе осужденного от совершения преступления на стадии «неоконченного покушения».

Читать еще:  Кто такой кондитер? Что за профессия чем занимается?

Таким образом, вывод о виновности Сулеймана Гасанова в совершении преступления вызывал у судьи ВС сомнения, в связи с чем кассационная жалоба была передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. 30 октября 2019 г. Президиум ВС Республики Дагестан частично удовлетворил кассационную жалобу, отменив приговор и апелляционное определение и направив уголовное дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

На втором круге суд оправдал обвиняемого

30 ноября 2020 г. приговором Дербентского городского суда Сулейман Гасанов был признан невиновным в связи с отсутствием события преступления, за ним было признано право на реабилитацию.

Согласившись с защитой, суд посчитал несостоятельными доводы предварительного следствия, поддержанные государственным обвинителем, поскольку они не согласуются с имеющимися доказательствами по делу. Было установлено, что со стороны Сулеймана Гасанова не было умысла на получение взятки от М., равно как и не имело место совершение им каких-либо активных действий (бездействия) для приготовления или покушения на получение взятки.

Суд указал, что согласно ч. 4 ст. 302 УПК обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Он также указал, что согласно положениям ст. 75 УПК недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию.

В марте 2021 г. приговор вступил в силу, после чего Сулейман Гасанов и Эмурбег Исрафилов обратились с иском о восстановлении оправданного в должности в Управлении СК РФ по Республике Дагестан, с которой тот был уволен в связи с изначальным обвинительным приговором. 23 августа иск был удовлетворен частично, однако в настоящий момент он обжалуется ответчиком.

Комментарий защитника

В комментарии «АГ» Эмурбег Исрафилов сообщил, что доволен результатом проделанной четырехлетней работы. Он отметил, что по уголовному делу не было доказано, что Сулейман Гасанов совершил действия, образующие объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 290 УК. «Помимо того, не было никаких бесспорных доказательств, изобличающих моего подзащитного в умысле на совершение вмененного ему преступления, а также для квалификации его действий по другим составам», – указал защитник.

Эмурбег Исрафилов подчеркнул, что даже если Сулейман Гасанов имел намерение совершить неправомерные действия, то он добровольно отказался от доведения преступления до конца. А значит в соответствии со ст. 31 УК РФ он не подлежит уголовной ответственности за покушение на получение взятки. По его словам, адвокат Ш. оказывал активное воздействие на Сулеймана Гасанова, пытаясь склонить его к получению денег. «Эти действия Ш. зафиксированы на аудио-, видеозаписях, из содержания которых следует, что Ш. провоцировал Гасанова на совершение неправомерных действий», – заметил защитник.

23 сентября Дербентский городской суд изготовил мотивированное решение по иску о восстановлении Сулеймана Гасанова на службе и взыскании в его пользу заработной платы, однако, поскольку судебный акт еще не вступил в силу, Эмурбег Исрафилов воздержался от комментариев относительно выводов суда.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector